Корчагины и Че-Гевары поколения Next

Декабрь 22, 2008

ФОМ нарисовал социальные портреты политически активной молодежи

Фонд «Общественное Мнение» и калининградский Фонд маркетинговых и социальных исследований провели уникальное исследование: опрос 3044 активистов молодежных движений и 30 дискуссий с участниками этих движений в режиме он-лайн. Чем же политически активная молодежь отличается от «обычной» и чем активисты разной степени лояльности к власти различаются между собой?

Любой кризис может быть мощным стимулятором политической активности молодежи. Последние два месяца события на российском политическом поле разворачиваются все стремительнее и, возможно, расшевелят дремлющее поколение стабильности, до сих пор мало интересовавшееся политикой. Фонд Общественное Мнение уже сообщал, что за полгода – с февраля по сентябрь – существенно возрос интерес молодежи к политике (с 34% до 42%). Однако среди россиян 18–25 лет только 1% состоит в какой-либо политической организации, движении. Вместе с тем эти немногочисленные молодые люди являются особой, ни на кого не похожей группой. Участники молодежных движений отличаются не только повышенным интересом к политике и активной жизненной позицией, стремлением к управленческой работе, желанием влиять на события в стране / регионе. Они более амбициозны, стремятся к успеху, хотят выделиться, быть непохожими на других, и, наконец, изменить мир вокруг себя.

Используя особые методы статистического анализа данных, социологи ФОМа выделили три группы активистов: «сторонники власти» (43%), «нейтральные» (20%) и «нелояльные» (28%). Среди «сторонников» преобладают представители лояльных власти движений – «Молодой гвардии», «Наших», «Местных», «России молодой» и «Новых людей» (представители этих движений составляют 77% в данной группе). В сегменте «нелояльных» доминируют представители оппозиционных движений и организаций – НБП, Славянского союза, ДПНИ, НДСМ, «Обороны», СКМ, АКМ, молодежного «Яблока» – 91% от состава группы. В группе «нейтральных» выше доля представителей движений Молодежный СПС, РСМ, «Лига справедливости», «Победа», ОГФ.

Группы лояльности отличаются не только по доверию к президенту и оценкам «правильности» политического курса, различаются и их системы ценностей. Показательно, что «нелояльные» больше ориентированы на власть и политику; «сторонники власти» – на саморазвитие и самореализацию в профессии; «нейтральные» – на финансовое благополучие и семью. «Сторонники власти» проявляют самые высокие карьерные амбиции, тогда как «нелояльные» чаще других отвергают карьеру.

Активисты разных «групп лояльности» различаются и мотивами вступления в движения. «Сторонников власти» чаще прочих активистов мотивируют к участию в движении причины, связанные с личным развитием, выгодой: расширение кругозора, связи и знакомства, повышение социального статуса, возможность профессионального роста, помощь в обучении, получении образования. «Нелояльных», напротив, чаще привлекают возможности, связанные с общественной деятельностью: участвовать в общественной жизни, реализовать собственные идеи, влиять на общественное мнение, на принятие решений в органах власти. У «нейтральных» активистов на первом месте стоит ответ «нравится круг общения».

Более подробную информацию об исследовании можно найти в презентации. Скачать презентацию в формате PDF (582кб)

Также можно познакомиться со статьями Павла Лебедева в журнале «Социальная реальность», 2008 г. № 5, 6

Презентация первой волны исследования активистов молодежных движений.


Молодежные тренды: что поменялось в настроениях и устремлениях молодежи за полгода?

Ноябрь 18, 2008

Фонд «Общественное Мнение» и калининградский Фонд социальных и маркетинговых исследований публикует результаты второго этапа уникального исследования «Поколение-XXI: структуры и “среды” достижительных стратегий». На этом этапе по всей стране опрошено более 1500 человек в возрасте 16–25 лет. Исследование также охватило 1500 студентов ведущих вузов и 850 активистов молодежных политических движений. Проведено 45 фокус-групп, в том числе в режиме он-лайн.

Полгода – срок слишком скромный, для того чтобы зафиксировать какие-то значимые изменения в устремлениях молодежи, – ее целях, карьерных или, наоборот, антикарьерных планах, намерении рисковать и чем-то жертвовать. За полгода могут появиться и исчезнуть модные тренды, вспыхнуть и уйти в тень звезды и «темы». Однако общая структура целей и алгоритмов их достижения не может ломаться так стремительно.

И все же за шесть месяцев – с февраля по сентябрь 2008 года – в стране произошел ряд значимых событий, которые могли повлиять на установки молодежи: серия заметных спортивных побед России, события в Южной Осетии и, наконец, мировой финансовый кризис.

Тренд 1: интерес к политике за полгода повысился на 6 п.п.

За эти полгода существенно возрос интерес молодежи к политике. В 2002 году исследования Фонда Общественное Мнение показали, что политикой интересуются 32% молодежи. В феврале 2008 года этот интерес продемонстрировали чуть больше юношей и девушек: 34%. Однако спустя шесть месяцев доля интересующихся политикой молодых людей существенно возросла – она составила 42% (гист. 1). Для молодежи, традиционно имеющей много других увлечений, такой интерес к политике можно расценивать как довольно высокий.

Гистограмма 1. Распределение ответов на вопрос «Одни люди интересуются политикой, другие не интересуются. А Вы лично интересуетесь или не интересуетесь политикой?» (Один ответ)

d0bfd0bed0bbd0b8d182d0b8d0bad0b0

Повышение интереса к политике фиксируют и результаты студенческого опроса, проведенного в рамках этого же проекта «Поколение-XXI»: доля учащихся вузов, интересующихся политикой, возросла с 56% до 62%.

Отметим, впрочем, что рост политизированности обеспечивается прежде всего повышением интереса к новостям, к информации о заметных событиях, а не к политической жизни страны в целом.

Политическая активность молодежи в целом достаточно низкая, поскольку у большинства (71%) не возникает желания принять участие в демонстрациях, митингах или другой политической акции. Только примерно пятая часть молодежи (22%) признается, что у нее иногда возникает желание принять участие в какой-нибудь демонстрации, митинге или другом политическом действии. Лишь 1% уже имеет такой политический опыт. Различий в ответах по Москве и по России в целом не наблюдается. И все же за полгода до этого опроса соотношение позиций было иное: в феврале 78% заявляли, что у них не возникает желания принять участие в демонстрациях, митингах или другом политическом действии, а 18%, напротив, говорили, что подобное желание у них возникает. Налицо пусть и незначительное, но все-таки повышение заявленной политической активности.

Тренд 2: свой бизнес – мечта многих молодых. И все же интерес к предпринимательству за полгода упал на 8 п.п.

В феврале 2008 года заявили о своем желании заниматься индивидуальной трудовой деятельностью 30% опрошенных. Чаще других такое желание выражают молодые люди, не испытывающие материальных трудностей (24%), а реже – напротив, респонденты, имеющие материальные проблемы (21%).

Однако в сентябре количество желающих заниматься индивидуальной трудовой деятельностью резко уменьшилось: с 30% до 22%, при том что ориентация на другие типы занятости не изменилась (гист. 2).

Гистограмма 2. Распределение ответов на вопрос «Где бы Вы хотели работать?» (Карточка. Любое чисоло ответов)

d181d184d0b5d180d18b3

Ориентация на ведение собственного бизнеса особенно заметно снизилась в высокоресурсной группе молодежи – у тех, кто заявил, что не испытывает материальных проблем (с 41% в феврале до 29% в сентябре).

С чем может быть связано такое снижение интереса к предпринимательству? По словам директора проекта Ларисы Паутовой, хотя государство и заявило о поддержке малого бизнеса, судя по данным, о себе дал знать финансовый кризис и разговоры, связанные с ожиданием нового дефолта в России.