Передача на «Эхо Москвы» ( или спасибо Алине Гребневой за упоминание проекта)

Апрель 7, 2009

Лукавая цифра.

Ведущие: Самсонова Антонина , Гребнева Алина | Время выхода в эфир: 31.03.2009.

Поколение «нулевых» — что в голове у современных тинейджеров?

Реклама

Работа мечты — государство (наш ТОП 30 работодателей мечты в «Труде»)

Апрель 3, 2009

Молодежь все меньше хочет работать в частных компаниях

Кризис продолжает действовать на умы молодых россиян. Судя по свежим данным фонда «Общественное мнение» (ФОМ), которые социологи эксклюзивно предоставили «Труду», у молодых резко меняются жизненные ориентиры. Служба в государственной структуре или полугосударственной компании манит начинающих карьеристов больше, чем работа в частных фирмах, пусть даже с мировым именем.

читать дальше


Поколение Y: из стабильности в кризис

Апрель 1, 2009

Представляю презентацию доклада в Высшей Школе Экономики, 24 марта 2009 г.

Доклад посвящен судьбе поколения Y – сегодняшних 16–25-летних, формировавшихся в ситуации потребительского бума и политической стабильности, – в кризисные времена и их гражданской позиции. По сравнению со старшими поколениями молодежь оптимистично переживает финансовый кризис. Однако «юношеский оптимизм» имеет и обратные стороны. В докладе дается описание типов адаптации к кризису, разных достижительных типов молодежи, групп лояльности к власти, степени гражданской и протестной активности.

Фоторепортаж

скачать презентацию


Динамика кризисных настроений молодежи

Февраль 24, 2009

Молодежь 18–25 лет меньше других социальных групп ощущает на себе воздействие кризиса

В средствах массовой информации регулярно появляются тревожные прогнозы экспертов и журналистов о судьбе молодежи в кризис («Молодежь в группе риска», «Молодые специалисты окажутся на улице», «Зелень первой пойдет под нож» и т. п.). Однако сама молодежь по-прежнему настроена оптимистичнее россиян более старшего возраста.

Респонденты 18–25 лет реже всех говорят о том, что финансовый кризис сказывается на них (график 1), хотя за последний месяц количество молодых россиян, уже почувствовавших влияние кризиса, существенно возросло (с середины января – с 47% до 68%)1. Такое увеличение доли «втянутых в кризис» может быть отчасти объяснено тем, что молодежь, сравнительно мало обращающая внимание на традиционные СМИ, стала больше замечать сообщения о кризисе, в том числе и в интернете.

В силу молодости, а значит более слабой включенности в повседневные бытовые траты, респонденты 18–25 лет меньше замечают и рост цен. Так, они реже всех сообщают, что в их городе, селе цены выросли очень сильно (график 2).2

Последние, февральские данные ярко характеризуют жизненные стратегии молодежи в во время кризиса (таблица 1). Сегодняшние юноши и девушки пока не готовы снизить свои потребительские запросы. Они реже остальных говорят о том, что станут покупать более дешевые продукты, вещи (18% против 27%) либо сократят количество покупок (16% против 26%). В тоже время, будучи активной, достижительной группой, молодежь чаще россиян в целом демонстрирует намерение искать дополнительный заработок (61% против 44%), сменить работу (28% против 17%), освоить новую профессию, специальность (14% против 6%). Иными словами, новое поколение одинаково нацелено и на активную жизненную позицию, и на потребление.

И все же мы не можем назвать молодежь «транжирами» и «шопоголиками». Данные показывают, что молодые респонденты реже россиян в целом тратят все заработанные деньги на повседневные нужды (43% против 56%, таблица 2). Более того, почти каждый пятый опрошенный в возрасте 18–25 лет откладывает часть своего дохода (на крупные покупки, другие расходы), а оставшееся тратит на текущие нужды (19% против 10%).

Относительно молодежного потребления в целом можно дать сравнительно положительные прогнозы. Молодые люди до 25 лет, в отличие от поколения 25–35-летних, менее демонстративны в своих приобретениях, у них нет завышенной лояльности к солидным брендам, дорогостоящие покупки не являются для них атрибутом престижа. Это позволяет предположить, что сокращение потребления в эпоху кризиса молодежь переживет легче других.

График 1. Скажите, пожалуйста, на Вас лично финансовый кризис как-то сказывается или не сказывается?

g09kr2

График 2.  В вашем городе (селе) за последний месяц цены на основные продукты питания, товары и услуги в целом выросли или не выросли? И если выросли, то очень сильно, умеренно или незначительно?

g09kr3

   

Таблица 1.Как Вы, Ваша семья обычно распоряжаетесь своими доходами в повседневной жизни? (Карточка. Один ответ.)

  Население   в целом Возраст
18 - 25 лет 26 - 35 лет 36 - 54 лет 55 лет и старше
трачу все деньги на текущие нужды, ничего не откладываю 49 43 50 45 56
трачу деньги на текущие нужды, а что остается, откладываю 32 28 31 36 30
сначала что-то откладываю (на крупные покупки, другие расходы), а остальное трачу на текущие нужды 14 19 16 14 10
затрудняюсь ответить 5 9 3 5 4

Таблица 2. Если Ваши доходы сильно уменьшатся (или уже уменьшились), то что из перечисленного Вы, скорее всего, станете делать (или уже делаете)? (Карточка. Не более пяти ответов.)

  Население   в целом Возраст
18 - 25 лет 26 - 35 лет 36 - 54 лет 55 лет и старше
буду искать дополнительный заработок 44 61 60 53 13
буду покупать более дешевые продукты, вещи 27 18 21 30 32
буду покупать меньше продуктов, вещей 26 16 19 30 31
сменю работу 17 28 26 18 1
попрошу помощи у родственников, друзей, знакомых 8 11 9 5 8
освою новую профессию, специальность 7 14 8 7 1
ничего не буду делать 13 6 7 8 28
затрудняюсь ответить 9 10 8 8 11
 

1Общероссийский опрос населения 6–7 февраля 2009 г. 44 региона РФ, 100 населенных пунктов, 2000 респондентов.

2Динамику за ноябрь см. в бюллетене «Новая Социальная Реальность» №4 за 2008 г.

 


Оптимисты поневоле

Февраль 24, 2009

Молодежь по определению более оптимистична, нежели старшие поколения. Даже в самые трудные времена молодые не теряют надежды и скорее склонны преувеличить и приукрасить свою жизнь. Но, судя по данным наших опросов, вряд ли можно говорить исключительно о поколенческих различиях. Похоже, сегодняшняя молодежь, 18–24-летние, более позитивно смотрит на настоящее и будущее, нежели молодежь 90-х.

Читать дальше


«Мясо – папе, мороженое – по праздникам»

Декабрь 11, 2008

Помнит ли нынешняя молодежь кризис 1998 года?

Исследования Фонда «Общественное Мнение» показывают, что нынешнее молодое поколение (18–25 лет) плохо помнит дефолт 1998 года. Это заставляет многих усомниться в том, что современная молодежь сумеет преодолеть кризисный период с минимальными для себя потерями.

Воспитанные в относительно стабильные «нулевые» годы нынешнего века, они не имеют опыта самостоятельного выживания в условиях жесткого ограничения ресурсов, зато легко ориентируются в современном «потребительском море» товаров и услуг.

Скептики утверждают, что незакаленная дефолтом молодежь не сможет удачно адаптироваться к кризису, поскольку запросы ее слишком высоки, она не умеет экономить, обладает чрезмерным чувством собственной значимости и ощущением, что «все ей должны».

Как показали исследования ФОМа, 80% представителей нынешнего молодого поколения не помнят, какие именно события происходили в августе 1998 года. Только каждый пятый россиянин в возрасте 18–25 лет (19%) смог что-то сказать об этом.

Показательно, что молодые участники фокус-групп, рассуждая о дефолте, чаще говорили не «я», а «мы». Очевидно, что «лихие 90-е» имеют для нового поколения не личный, а исключительно семейный формат воспоминаний:

«Когда произошел дефолт, то очень сильно возросли цены. Первую неделю мы ходили по магазинам и просто смеялись. Ну, я не знаю, это какой-то истерический смех был. Ну, как говорят: не веришь, потом плачешь, потом привыкаешь. И вот первые ощущения, когда там все буквально в разы, ну, просто вообще первые дни не понятно было, как такое могло быть».

«Единственное, что я помню из своей жизни, что когда у мамы не было работы, ее сократили, завод закрылся, а папа работал – вот мама покупала четыре пачки масла на месяц, распределяла, мясо давала только папе, мороженое – по праздникам. Жили на одну зарплату, я это тоже помню. Вот это было, конечно, плохо».

«Я помню, мы зашли в магазин и на помененные десять долларов дофига всего купили».

Судьба семьи в «период выживания» оказала влияние на жизненные установки молодого поколения. Некоторые его представители прочно усвоили, что подобное может случиться в любой момент, а потому «надо запасаться впрок» (заметим, что дискуссии проходили в сентябре этого года, когда нынешний кризис еще был «чужой бедой»):

«После этого [дефолта] какое-то время все время хотелось по привычке покупать продукты впрок».

«Да, запасаться. И до сих пор недоверие к стране на основании этого».

«Я до сих пор вот так запасаюсь, вроде того».

Другие, более карьерно ориентированные участники дискуссий, напротив, уже тогда, в 1998-м поняли, что «лекарство» от кризиса – не сокращение потребностей, а достижение определенного уровня благосостояния, позволяющего не зависеть от внешних обстоятельств:

«Наверное, для меня на будущее сложилось мнение, что нужно учиться, получать образование, нужно найти очень хорошую работу, работать и не бояться таких перемен, и государству, наверное, не всегда нужно верить, нужно свое мнение иметь».

Характерно, что среди молодежи заметно меньше доля тех, кто считает, что кризис 1998 года имел исключительно отрицательные последствия для России (42%, тогда как среди россиян в целом так считают 52%). Каждый пятый представитель «нового поколения» (21%) уверен, что положительные последствия у кризиса тоже были.

Впрочем, обвинения молодежи в «неопытности» и низкой способности противостоять сложным экономическим ситуациям раздаются и за границей. По прогнозам экспертов, нынешнее поколение молодых европейцев и американцев, выросших в период политической стабильности и потребительского бума, также не избежит психологических проблем, порожденных необходимостью выживать в новой реальности.

Информацию о настроениях молодежи, надеждах и страхах «поколения стабильности» Фонд «Общественное Мнение» будет регулярно публиковать на своем сайте, а также в блоге директора проекта «Новое поколение» Ларисы Паутовой.

Источник данных: общероссийский опрос населения, 2–3 августа 2008 г. (1500 респондентов, 100 населенных пунктов, 44 субъекта РФ. Интервью по месту жительства. Статистическая погрешность не превышает 3,6%.)

Дискуссионные фокус-группы (ДФГ): 18 ДФГ проведены Фондом «Общественное Мнение» в период с 10 по 19 сентября в Москве, Екатеринбурге, Санкт-Петербурге, Самаре, Краснодаре, Калининграде, Магадане, Воронеже. В ДФГ приняли участие 156 человек (88 женщин и 68 мужчин) в возрасте от 16 до 27 лет. Рекрутмент осуществлялся методом «снежного кома».

Проект поддержан Фондом подготовки кадрового резерва «Государственный клуб» в соответствии с распоряжением президента РФ № 367–РП от 30 июня 2007 года о государственной поддержке некоммерческих неправительственных организаций, участвующих в развитии гражданского общества.


Ходит ли молодежь в театр?

Ноябрь 12, 2008

Пресс-релиз ФОМа от 26.09.2008

Исследования ФОМа показывают, что театр привлекает молодежь больше, чем активные городские игры Encounter и Дозор, но меньше, чем кино, компьютерные игры и кроссворды.

Сейчас часто можно услышать, что молодежь перестала ходить в театры. Причины снижения интереса к этому виду искусства усматривают в его архаичности, в дороговизне билетов, в рыночных приоритетах молодого поколения. По данным молодежного опроса, который провел Фонд Общественное Мнение совместно с калининградским Фондом социальных и маркетинговых исследований, театром увлекается только 6% людей в возрасте 16–25 лет.

Для сравнения: спорт привлекает 34% молодежи, музыка и пение – 28%, кино и компьютерные игры – по 25%, кроссворды – 18%, танцы – 17%, ролевые игры и активные городские игры – по 3%.

За последний год в театре или концертном зале был почти каждый седьмой представитель молодого поколения (15%). Впрочем, сами театралы отмечают, что зачастую в театры ходят те, кто ничего в этом виде искусства не смыслит («сейчас в театр ходят многие бизнесмены, чтобы поднять свой статус, якобы я – элитный человек… а сам сидит в первом ряду и спит»).

Кто же такие молодые театралы? Среднестатический портрет выглядит примерно так. Почти две трети театралов составляют представительницы женского пола (72% – девушки и только 28% – юноши). О своем увлечении театром чаще других говорят жители Москвы (19% против 6% молодежи в целом) и студенты (11% против 6%). Среди активистов молодежных движений (а их опрошено более двух тысяч человек) театралов в три раза больше, чем среди «обычной» молодежи (18% против 6%).

Молодые театралы – группа немногочисленная, но заметно выделяющаяся на фоне всей молодежи. В качестве одного из самых важных понятий в жизни они чаще остальных отмечают духовность (15% против 6% в среднем по молодежи) и творчество (11% против 5%). Именно они чаще других называют творческую работу работой своей мечты (11% против 1%).

Поклонники Мельпомены – люди инициативные (81% против 71%). Они не любят серости и обыденности, значительно чаще других стремятся выделиться из толпы, хотят быть непохожими на остальных (71% против 47%), противопоставляют себя офисным работникам («в банке человек совершенно черное на себя обличие одевает», «они все в маске»).

Большинство любителей театра стремятся сделать карьеру (80% против 70%), а выбирая место работы, ориентируются на возможность профессионального роста (46% против 35%). Почти все они стремятся к успеху (99% против 92% по всей выборке), причем многие уверены, что таким людям, как они, добиться успеха в жизни легко (32% против 18%).

Интерес представляет и тот факт, что театралы чаще других говорят о своем желании работать в органах государственной или муниципальной власти (25% против 17%) и реже – в бюджетных организациях (11% против 18%). Показательно, что чаще других посещают театры представители выявленного ФОМом типа – «чиновники» («госрезерв»), люди относительно консервативные, ориентированные на карьеру, социально активные, нацеленные на работу во власти.

Лариса Паутова

Скачать презентацию…